1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Елена теплицкая дизайнер

Три дня с Мастером цвета Еленой Теплицкой. Большое интервью именитого дизайнера для ARTCER

Известный дизайнер и модельер Елена Теплицкая — абсолютно нескучный, интересный и очень легкий в общении человек. Высказывания у неё меткие, а словцо случается крепким.

Как работать с цветом в интерьере, о любви к плитке, что такое русский вкус, почему Китч — зверь хищный, и что общего у имитации материалов с ложной беременностью — обо всем без купюр в трех интервью с Еленой Теплицкой.

Изменяем пространство: цвета, фактуры, формы

— Дизайнер яркой палитры, мастер цвета, модельер в ярких тонах – это характеристики, которые прочно и по праву закрепились за Вами. Вы охотно играете с цветовой палитрой, смело экспериментируете с сочными тонами и оттенками. У ваших работ узнаваемый авторский почерк, они – необычны, интересны. Скажите, такое тонкое чувствование цветовых нюансов – это врожденное качество или этому можно научиться?

— Конечно, можно научиться. Важно — смотреть, наблюдать природу, в ней совершенное сочетание красок. Важна «насмотренность». Если вы уже видите совершенство природных сочетаний, то можно смело изучать историческое наследие – яркий колорит фресок средневековых соборов, живопись Ренессанса, ар-нуво во всех проявлениях, прикладные искусства. Главное – смотреть, смотреть, смотреть. И, конечно, нужно уметь применять эти знания, а здесь уже нужен вкус. Этому тоже можно научиться. Иногда это приходит со временем. Зачастую, у молодых людей вкус не так развит, как у более зрелых.

— Елена, каковы Ваши принципы работы с пространством, формой и цветом?

— Каждый раз, когда ты входишь в пространство, ты оцениваешь: как оно ориентировано по сторонам света, какого оно объема, какой высоты потолок, много ли в нем воздуха, как распределяется естественное освещение. Это- первое, на что обращаешь внимание. Потом слушаешь заказчика: «А что ты хотел здесь сделать?» Он говорит: «Я хотел сделать детский клуб или клинику». А это — два совершенно противоположных события для одного и того же пространства. Клиника – значит, надо делать интимное пространство, в котором пациент будет чувствовать себя комфортно, уединенно. А если мы делаем детский клуб, то пространство должно быть очень открытым, позитивным, энергичным. Каждый раз функция определяет цвет, форму, фактуру, с учетом того, какими свойствами изначально это пространство обладает.

Допустим, у нас подвал. Помещение низкое, кругом бетон, а хочется сделать beauty –клинику… А это почти невозможно. Для beauty- клиники всегда нужен естественный свет. Но, допустим, нет у заказчика других возможностей, и это помещение должно стать beauty -клиникой. Значит, нужно искусственным образом поднимать потолок, опускать пол. А это достигается очень простыми средствами – цветом и фактурой. Здесь цвет должен быть светлый, по возможности, холодный, например, голубой, бирюзовый. И преобладать должны глянцевые поверхности. Натяжной глянцевый голубой потолок мгновенно «улетает» вверх. А если мы положим глянцевую поверхность и на пол, допустим, какой-то полированный камень, тогда пространство визуально еще больше расширится.

Но если пространство огромное, колоссальное, а нам нужно зрительно его уменьшить, то, — тут не обойтись без теплых оттенков — красных, оранжевых, желтых. Допустим, у нас «сдавленное» пространство – плоское, низкое и, при этом, широкое. Наша задача сделать его более камерным и высоким. Значит, глянец — внизу, глянец — наверху, и окраска стен в теплые тона. И всё, пространство мгновенно изменилось, и это – работа только цвета и фактуры.

Керамическая плитка: реализация идей

— Сегодня керамическая плитка дает сумасшедшие возможности для самых смелых экспериментов. Насколько активно Вы задействуете этот материал в своих проектах?

— Мы с удовольствием используем керамику везде, где это функционально оправдано. Все прихожие, холлы, санузлы, душевые, SPA-зоны, кухни, иногда гардеробные. Все цокольные помещения, например, винотеки. У нас керамики так много! Я люблю этот материал, знаю его специфику, и умею с ним работать.

Какой формат использовать, определяется размером помещения. Самые употребляемые – это 40х40см, 30х30см, 20х20см. Но если речь идет о больших балконах или террасах, то там появляются более крупные форматы: 60х60см, 60х30см, 40х60см, и так далее! Мелкие форматы прекрасно используются в декоре. Очень люблю различные декоративные элементы: бордюры, вставки, карнизы, панели. И чем тщательнее их проработка, тем больше заказчик будет впечатлен результатом.

— Проработка в плане формы или росписи?

— К росписи по керамике в виде панно я пока отношусь несколько скептически. Но, например, очень люблю потрясающую керамику, где у каждой плитки глазурь нанесена вручную. Я несколько раз использовала такую плитку в своих проектах. Эффектно смотрится стеклянная плитка с задней поверхностью, покрытой медью, — это очень красиво. Также мне нравится «ковровая» плитка, расписанная так, как будто это старая-старая итальянская терраса, на которую ты вышел и получил удовольствие от того, что твой прадед ее когда-то построил.

Читать еще:  Внутреннее устройство теплицы

— Мы заметили и Вашу любовь к мозаике, ее у Вас в проектах очень много.

— Это правда. Я объясню. Иногда мне нужно поддержать в интерьере или внести какой-то сложный оттенок, а мозаика позволяет за счет наборного модуля сложить любую комбинацию. У меня есть такая любимая партия. Когда производитель позволяет сделать на заказ микс из мозаики разных цветов. Тогда я говорю: «Мне нужно 30% — такого цвета, 10% такого цвета, 15% — вот этого, а вот этого – еще столько-то». И если в этой мозаике есть выбор фактур, то можно добавить: «Пусть мрамор складывается со стеклом, и мраморного вливания вот этого цвета должно быть 20%». В результате получается уникальный продукт. И мозаичники с радостью это делают, им самим интересно, потому что это единственный раз происходит, ведь кому в голову придет именно таким же образом подобрать цвета и их соотношение? И заказчик очень благодарен, потому что он видит — да, этого Теплицкая больше нигде не повторит, это эксклюзивная работа.

— Это такой ручной набор мозаики?

— Нет-нет. По образцам мозаики я показываю сочетание цветов и их соотношение. Затем производитель создает в своей программе схему произвольного смешения модулей нужных оттенков, и мозаика выклеивается по этой схеме на сетку. То есть это не какой-то определенный сюжет, это — случайная игра цвета. Поэтому люблю мозаику. И еще, по возможности, я не делаю прямоугольных пространств. Как правило, на этапе планировки намеренно выстраиваю несколько перегородок не под прямым углом, чтобы пространство было живым, раскрывалось нестандартным образом. И я далеко не всегда имею возможность подобрать такую коллекцию, чтобы в этом сложном помещении у меня идеально сложилась плитка с плиткой, в этом случае спасает мозаика, она сходится в любой точке.

— А в керамической плитке Вы отдаете предпочтение цветной глазури или имитации натурального камня, мрамора, дерева?

— Сейчас очень резко скажу, к сожалению. Мне кажется неправильным всё, что является имитацией. То есть подделкой одного материала под другой… Если это — керамика, то пусть она будет керамикой. Это же прелесть, что такое — керамика! Надо использовать сильные стороны этого материала. Если керамогранит – пусть он будет керамогранитом. Но когда керамогранит делает вид, что он мимикрировал и стал деревом, это – китч. То же самое происходит, по моим представлениям, если мы делаем керамогранит в виде «фотографии» мрамора, я так это называю. То есть, вот у меня не хватило денег на мрамор, но очень хочется, а давай я сделаю имитацию. Это — как имитация беременности, когда привязываешь живот к телу. Но это мое личное мнение.

— А если речь идет о зонах, где не может быть использован мрамор?

— Ну, аэропорты, допустим. Но в тех же аэропортах хорошие дизайнеры не употребляют такие имитации мрамора, они используют именно керамику. Вы посмотрите на такие аэропорты, как Хитроу или Да Винчи. Везде фактура подлинного материала. Грамотный архитектор знает, как сделать ее достоинством и козырем проекта, а не прячет ее за маской. Вот с этим надо играть, в этом профессионализм.

Работа со стилями: когда уместен Лофт, и чем полезен Китч

— Мы поняли Вашу мысль об имитации. А есть ли у Вас особые предпочтения в работе со стилями интерьера?

— У меня много любимых стилей, но я очень часто работаю с европейским ар-деко. Может быть, это — просто следование камерности пространства, с которым приходится иметь дело. Потому что именно европейский стиль ар-деко (не американский!) очень подходит для небольших помещений. Очень нравится английский классицизм, причем такой его вариант, при котором в интерьер вносится цвет. Почти равнодушна, может быть, к стилю этническому. Потому что все то, что я видела, допустим, когда используется много индийских элементов, это очень близко подходит к китчу. Это – страшное зрелище.

Читать еще:  Для проветривания теплиц

— Китч…страшен?

— С китчем можно играть, это — особый стиль, хотя к нему близко подходит поп-арт. Но надо ощущать опасный момент перехода в китч. Если ты чувствуешь границу, то ты можешь играть с ним, как с хищным животным. Палочкой показывать – «вот сюда можно внести элемент китча» или «стоп!», и получать удовольствие от этого. Например, у нас в офисе туалетная комната с бархатной дверью. Это- элемент китча, но я специально на это пошла, так как иначе внутри было бы очень холодно. Там цветовая гамма — бирюза с лимонно-желтым, и нужно было добавить какую-то игру, нечто совершенно противоположное. Поэтому появилась такая дверь.

Лофт — модный стиль

— А что насчет таких модных сегодня стилей, как Лофт?

— Лофт — прекрасный стиль, замечательный, люблю его. Если бы я себе купила какую-нибудь площадку на фабрике, я бы сделала, конечно, лофт, но я бы его очень «утеплила» визуально. Потому, что лофт — это отлично, когда вы вдвоем со своим молодым человеком живете: у вас нет детей, нет стариков-родителей, которые с трудом ходят по лестницам, гремя металлическими поручнями. Если такая у вас бешеная любовь, и вы скачете по лестницам, и смотрите кино со второго этажа с большого проектора, то – да. Но как только человек достигает возраста 35 лет, у него появляются маленькие дети, появляются определенные требования к удобству, лофт становится уже слегка неуместен. Потому что, в первую очередь, это арт-пространство. То есть лофт – это событие временное.

Или, допустим, лофт — офис. Там, где не бегают маленькие ножки и пожилые родители не приходят в гости. Там — здравствуй, лофт. Есть и новая тенденция, когда родители уже отпустили детей на волю, и получают удовольствие от того, что сейчас, в зрелом возрасте, сохраняются бешеные силы и желание путешествовать, желание обновляться. И тогда пятидесятилетние ловят себя на мысли, что хорошо бы пожить в лофте, окунуться в то пространство, которое не могли себе позволить, когда были совсем молодыми. Догонялка такая. И это правильно. Теперь они уже не обязаны подстраиваться под подрастающих детей, они могут создавать пространство уже эгоистически для себя. Выполнили долг перед человечеством, а теперь хотят получать удовольствие. Но даже в том случае, когда взрослые люди покупают лофт, они обязательно какое-то пространство делают удобным для всех. Допустим, первый этаж, куда можно разместить пожилых родителей, или маленьких внуков, чтоб они бегали и играли в безопасном пространстве. А свое пространство они выносят наверх и делают там ровно так, как они хотели. И это — замечательно.

Елена теплицкая дизайнер

Елена Теплицкая пришла в моду из дизайна интерьеров. А ещё она занимается живописью и стеклом, и не собирается ограничиваться в сферах самовыражения. Кино, театр, литература…

— Лена, для меня самое драгоценное в ваших коллекциях — цветовые решения. Они всегда радуют и обнадеживают. А сами вы за что любите моду и что в неё, без скромности, добавили?

— Мода даёт мне энергию, она — мой выбор, моя территория, моя жизнь, друзья, лаборатория… С благодарностью за радушный прием я добавила современной моде свои показы, которые всегда многолюдные, яркие, веселые, они поставлены, отчасти театрально, под специально подобранную музыку. Ещё в разное время я вернула в повседневную моду юбки-пачки, корсаж, шляпки-таблетки, придумала модели-трансформеры.

В работе использую только натуральные ткани — шерсть, шёлк, хлопок, лен. И поскольку в нашем ателье всегда есть интерьерные ткани, я тоже их применяю в одежде, получается необычно.

— В ваших показах часто участвуют знаменитости.

— Это не самоцель. Это мои друзья или клиенты. Непубличные люди – те, кто вызывает моё восхищение, — тоже участвуют. Допустим, тренер по парашютному спорту.

— Лена, а вы помните первое платье, которое сшили самостоятельно?

— Конечно. Мне было 13 лет, когда бабушка подарила мне батист. И я сшила из него нежное платье с кружевами.

— А на первую коллекцию вас кто вдохновил?

— Правильнее сказать: спровоцировали! У неё две крестные — Светлана Шурыгина и Светлана Комиссарова. Для Светланы Шурыгиной я оформляла квартиру, и она всё время спрашивала меня о моей одежде и удивлялась, что я сама её придумала. А потом спросила, не хочу ли я сделать коллекцию, и познакомила меня со Светой Комиссаровой, которая тогда проводила Московские Недели моды. С тех пор я не пропустила ни одного сезона. Уже 15 лет.

Читать еще:  Газовый обогреватель в теплице

— Лена, мне кажется, у ваших коллекций есть секрет. Знаете, как в живописи, все пишут маслом, а у некоторых художников на полотне — свет и сияние.

— Это такой прием, когда вещь одно цвета «зажигает» другую, только она при этом должна быть не мелкой. Галстук-бабочка не зажжет, а жакет — да.

— Расскажите тогда, где вы берете «краски» для своей палитры?

— Повсеместно. Это может быть прохожий в зеленом пиджаке, желтые столбы на серой туманной улице или роскошная афроамериканка в ярком одеянии среди толпы в аэропорте Хитроу.

— Как вам кажется, какие цвета будут самыми востребованными наступающей весной?

— Желтый — ближе к мандариновому, зеленый — спокойный.

— А грядущей осенью?

— Увидите на показе. (Показ коллекции Елены Теплицкой осеньзима 2017-18 пройдет в Гостином дворе 25-го марта. Е.В.) Могу сказать, что в моей коллекции на этот раз главными станут «японские» цвета — я недавно вернулась из поездки. Красный, не алый, синий — «ветхий». Они не окажутся рядом, но оба обязательно будут присутствовать. И черный с белым тоже.

— Вы эскизы рисуете или муляжным методом работает?

— Рисую. В дороге у меня эффективно получается. В самолете, например, 30 моделей от Москвы до Милана и 30 обратно. Также в поезде. Иногда — в кресле у парикмахера…

— Очень. Я внутри рыжая, хотя долго была русой снаружи.

— Одежда у вас самой только цветная?

— До того, как я стала модой заниматься, была вся разноцветная. Но когда я сделала первую коллекцию — решила с ней не сливаться и сшила себе серое платье. Увидев меня в нём, портнихи тут же мне оранжевый шарф сделали — сказали, что без яркого — не я. Если мне хочется быть незаметной — ношу нейтральные вещи — серые, синие. Но чаще — с яркими аксессуарами, а захочется стать незаметной — сниму.

Этому я у мамы научилась. Когда маленькой была, услышала, как она говорит подруге, что хочет взять больничный. И на вопрос, а дадут ли, ответила: «Губы не накрашу — дадут».

— Вы, наверное, и мамины платья помните?

— В подробностях. Мама не верила, когда я ей описала желтое платье в коричневых горошках, которое она носила, когда мне было года полтора, а потом она его подарила. А у меня такая память.

— В моду вы пришли из дизайна интерьера, а в него откуда?

— Долгим путем из авиационного института. Тема моей дипломной работы «Детали машины в двигателях внутреннего сгорания». Потом были разные курсы, стажировки, аспирантура в Строгановке. Мне везло на людей, которые в меня верили. В моде — две Светланы, в живописи и пространстве — швейцарский философ-антропософ Зигфрид Фидлер. Он помог мне сформировать внутренний стержень, сделал меня другой.

— С тех пор вы сами овладели даром менять жизнь людей. Наверняка были случаи, когда, переодев кого-то, подарили судьбу.

— Может, и не судьбу, но… Один раз я видела, как он и она влюбились друг в друга. А когда она вышла из-за стола – его взгляд потух. Умная и красивая девушка была дурацки одета, казалась тяжелой и низкой. Я расстроилась очень. За несколько дней мы сшили ей бирюзовое платье, подчеркивающее лучшее в её фигуре и скрывающее проблемы. Организовала им встречу, надеюсь на счастливое продолжение – глаза у мужчины снова загорелись, а у неё, к счастью, не успели погаснуть.

— Лена, когда вы работаете над коллекцией, какой момент самый решающий?

— Последняя ночь. Когда всё готово, я всё перемешаю, «распарю» комплекты, изменю порядок выходов, и, как правило, не ошибаюсь.

— С вашей разнообразной занятостью, Лена, наверное, не стоит спрашивать вас про досуг и хобби?

— Почему? Я нахожу время. Старое искусство неизменно меня восхищает. Любимое моё занятие – разыскивать и покупать уникальные предметы на антикварных ярмарках разных стран, там встречаются потрясающие вещи!

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector